ВЗРЫВ МОЗГА

Сайт на все случаи жизни

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

У меня нет будущего. Никакого. Вы себе не представляете, как это многое облегчает.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

В безутешных ситуациях люди всегда ищут утешения где только можно. И находят.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я хочу владеть всем, а это значит не владеть ничем.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я не ревную, у меня для этого нет времени.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Когда ты вздрагиваешь от боли, потому что тебе пронзили сердце, они стенают «бей еще», как будто ты и есть убийца.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Так она уйдет и от меня. С той же легкостью, с какой люди меняют гостиницы.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Говорят, что только человеческий мозг способен изобрести средства, с помощью которых человек превосходит свою собственную скорость. Это неправда. Разве вошь, забравшись в оперение орла, не превосходит сама себя в скорости?

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Это и есть счастье — минута тишины перед тем, что тебя ждет.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Жизни не надо смотреть в лицо, достаточно ощущать ее.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Все на свете содержит в себе свою противоположность, ничто не может без нее существовать, как свет без тени, как правда без лжи, как иллюзия без реальности, — все эти понятия не только связаны друг с другом, но и неотделимы друг от друга.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Можно быть либо зрителем, либо действующим лицом.- Либо тем и другим.
— Я предпочитаю быть только зрителем. Люди, которые пытаются совместить и то, и другое, не достигают совершенства.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Когда видишь, какие замечательные здания люди строили в старину, невольно думаешь, что они были счастливее нас.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

У меня нет будущего. Не иметь будущего — это почти то же, что не подчиняться земным законам.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Женщины, созданные искусством, потому так прекрасны, что все случайное в них отброшено.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Умереть, оказывается, проще, чем быть мертвым.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Вам уже говорили, что вы очень красивая женщина?- Да, сказала Лилиан, вставая.
— И притом в значительно менее примитивных выражениях.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Все не так плохо и не так хорошо, как это кажется. И нет ничего окончательного.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я знаю, что умру, — думала она. — И знаю это лучше тебя, вот в чём дело, вот почему то, что кажется тебе просто хаотическим нагромождением звуков, для меня и плач, и крик, и ликование; вот почему то, что для тебя будни, я воспринимаю как счастье, как дар суд

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Мужество вовсе не равнозначно отсутствию страха; первое включает в себя сознание опасности, второе — результат неведения

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Если арестанту предложат на выбор — прожить год на свободе, а потом умереть, или гнить в тюрьме, как, по-твоему, он должен поступить?

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Самые простые чувства — это и есть самые сильные чувства. И одно из них — ревность.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Какие странные пути выбирает иногда чувство, которое мы зовём любовью

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

ничто не погибает, всё лишь испытывает ряд превращений.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Сегодня ты была в гостях у буржуа, для которых жизнь — это кухня, салон и спальня, где же им понять, что жизнь — это парусная лодка, на которой слишком много парусов, так что в любой момент она может перевернуться. Тебе надо от них отдохнуть.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— От судьбы никому не уйти, — сказал он нетерпеливо. И никто не знает, когда она тебя настигнет. Какой смысл вести торг с временем? И что такое, в сущности, длинная жизнь? Длинное прошлое. Наше будущее каждый раз длится только до следующего вздоха. Никто не знает, что буде

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Хольман рассмеялся.- Какая у тебя мрачная фантазия.
Клерфэ покачал головой:
— Фантазия? У меня мрачный опыт.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

В тончайшем вечернем платье, если оно хорошо сидит, нельзя простудиться, зато легко простудиться в том платье, которое раздражает тебя, или же в том, двойник которого ты на этом же вечере видишь на другой женщине.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я буду стоять ещё у многих окон, — подумала она. — И это будут окна в жизнь!

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Фейерверк погас, зачем рыться в золе?

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

но какая в том польза, даже если знаешь, что другой прав? Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя. Люди живут чувствами, а для чувств безразлично, кто прав.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Неправда. Почти ни один человек не думает о смерти, пока она не подошла к нему вплотную. Трагизм и вместе с тем ирония заключаются в том, что все люди на земле, начиная от диктатора и кончая последним нищим, ведут себя так, будто они будут жить вечно. Если бы мы пост
— И более нетерпеливыми, отчаявшимися и боязливыми, — сказала Лилиан, смеясь.
— И более понятливыми и великодушными
— И более эгоистичными
— И более бескорыстными, потому что на тот свет ничего не возьмешь с собой.
— Короче говоря, мы были бы примерно такими же, какие мы сейчас.
Жерар оперся на руку.
— Все, кроме тибетских мудрецов и рассеянных по всему свету чудаков, над которыми смеются.
Все, — хотела сказать Лилиан, но промолчала. Она вспомнила санаторий, где ничего не забывали; правда, и там смерть игнорировали, но не для того, чтобы тупо влачить свои дни, а потому что, познав неизбежность смерти, умели преодолеть свой страх.
— Кроме больных, — сказал Жерар. — Но уже через три. дня после выздоровления они забывают все, что клятвенно обещали себе во время болезни.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Мы не должны испытывать страха перед мертвыми, — сказал он, в то время как санки съезжали по извилистой дороге.- Мы многое не должны, — пробормотала Лилиан.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Разве любовь не является противоположностью правды?- Нет, — сказала Лилиан, вставая. — Противоположность любви — смерть. Горькие чары любви помогают нам на короткое время забыть о ней. Поэтому каждый, кто хоть немного знаком со смертью, знаком и с любовью. — Лилиан надела платье. — Но и это тоже полуправда. Разве можно быть знакомым со смертью?
— Конечно, нет. Мы знаем только, что она противоположна жизни, а не любви, вот и все, но и это сомнительно.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Шахматы дают нашим мыслям совсем другое направление. Они так далеки от всего человеческого от сомнений и тоски это настолько абстрактная игра, что она успокаивает. Шахматы — мир в себе, не знающий ни суеты, ни смерти.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Очутиться лицом к лицу со смертью — совсем иное, чем говорить о ней.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Я хочу только несбыточного.…- Тогда Вам нечего больше желать, — сказала она. — Вы все уже имеете.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Платье — это нечто большее, нежели маскарадный костюм. В новой одежде человек становится иным, хотя сразу это не заметно. Тот, кто по-настоящему умеет носить платья, воспринимает что-то от них; как ни странно, платья и люди влияют друг на друга, и это не имеет ничего общего с гр

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Кажется, я выпил слишком много, — сказал он.Что ты называешь слишком много?
Когда теряешь ощущение собственного «Я».
Раз так, я всегда хочу пить слишком много. Я не люблю своего «я».

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Каждый человек едет из Брешии в Брешию. Так ли это?.. Из Тулузы в Тулузу. От самодовольства к самодовольству.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я не ухожу, просто иногда меня нет

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Ты счастлива?- А что такое счастье?
— Ты права… Кто знает, что это такое? Может быть, держаться над пропастью.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Иногда ты бываешь мудрой. И это пугает меня.А меня нет. Ведь все это одни слова. Ими жонглируешь, когда не хватает сил идти дальше; потом их снова забываешь. Они похожи на всплески фонтана: к ним прислушиваешься какое-то время, а потом начинаешь слышать то, что нельзя выразить словами.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Резка. Что он называет резкостью? И разве я резка? А может, у меня просто нет времени деликатно обманывать, прикрывая горькую правду фальшивой позолотой хороших манер.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Должна же быть ещё другая, не знакомая мне жизнь, которая говорит языком книг, картин и музыки, будит во мне тревогу, манит меня

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Должно быть, никогда не любишь достаточно. В течение всей жизни никогда, никого. Должно быть всегда любишь слишком мало — и от этого все человеческие несчастья.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Я вообще хочу жить не рассуждая, не слушая советов, без всяких предупреждений. Жить, как живется.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Она думала обо всем и ни о чем.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Неужели, чтобы что-то понять, человеку надо пережить катастрофу, боль, нищету, близость смерти?!

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Если человек долго никого не ждал, ожидание делает его на десять лет моложе. А то и на двадцать.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Идеалисты умеют находить применение деньгам.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

В этом и заключается трагедия спортсмена: если ты вовремя не умрешь, тебе суждено тянуть скучную лямку.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Он увидел блестящие стекла очков, вздернутый нос, прыщи, оттопыренные уши — существо, только что сменившее меланхолию детства на все ошибки полувзрослого состояния.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Есть люди, которые всегда и повсюду закусывают. Даже в ад они прихватят с собой бутерброды.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Другие женщины по сравнению с тобой — для меня теперь то же самое, что плохие раскрашенные открытки по сравнению с танцовщицами Дега.Лилиан рассмеялась.
— Неужели ты имеешь в виду уродливых и жирных балетных крыс, которых он всегда рисовал?
— Нет. Я говорю о рисунке в доме Левалли — о танцовщице в пленительном движении. Ее лицо лишь намечено несколькими штрихами, и каждый может увидеть в нем свою мечту.

— Видимо, всегда надо оставлять немного свободного места; не нужно полностью завершать рисунок, иначе не будет простора для фантазии. Ты тоже так думаешь?
— Да, — сказал Клерфэ. — Человек всегда становится пленником своей собственной мечты, а не чужой.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Ведь мертвый уносит частицу тебя самого. Какую-то долю надежды.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Ведь женщина может бросить возлюбленного, но ни за что не бросит платья.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Дисциплинированность — похвальное качество. Но иногда на ней можно споткнуться. А когда спотыкается этакий твердокаменный субъект — это смешно; надо проявить в нужный момент немного человечности. Пусть Хольман рискнет и получит насморк, но зато снова поверит в себя. Это лучше, че

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Когда человек здоров, ему легко чувствовать свое превосходство.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— И все же благодарю вас за помощь. Надеюсь, вы не выпачкались. Клерфэ посмотрел на свои брюки, потом перевел взгляд на мужчину. Он увидел холодное, надменное лицо, глаза, в которых тлела чуть заметная издевка, — казалось, незнакомец насмехался над тем, что Клерфэ пытался разыг
— Нет, я не выпачкался, — ответил он медленно. — Меня не так уж легко запачкать.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Счастье можно понимать по-разному.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Безрассудство еще не есть храбрость.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Когда ты опять уйдешь?Я не ухожу, Клерфэ. Просто иногда меня нет.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Она уже несколько раз укладывалась при нем. Каждый год – весной и осенью – ее, словно перелетную птицу, обуревало желание улететь.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

— Где бы ты вообще хотела жить?
— А я не знаю, — сказала Лилиан, слегка растерявшись. – Нигде. Если ты хочешь где-нибудь жить, значит, ты хочешь там умереть.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

А потом я начал размышлять над тем, что почти все, чем мы владеем, нам дали мертвые.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Два слова здесь, в горах, табу – болезнь и смерть. Одно из них слишком старомодное, другое – слишком само собой разумеющееся.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Интересно, что столь грубый животный процесс, как поглощение поджаренных кусков трупов животных и полуразложившихся молочных продуктов, затрагивает самые поэтические струны в душе человека, заставляя его слагать гимны

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Неужели ему еще не внушили, что никогда нельзя спрашивать женщину, счастлива ли она?

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Зачем нужно, чтобы тебя поняли? Ведь ты уходишь — разве этого недостаточно?