ВЗРЫВ МОЗГА

Сайт на все случаи жизни

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Велик будет труд, бесценна награда.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Когда я вбил себе в голову эту галиматью, я установил, что она вытеснила оттуда решительно всё, а как только я начал повторять забытое, она улетучилась в свою очередь; когда же я принялся снова её заучивать, от меня стали ускользать другие разделы системы. Короче г

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

если против него замышляется какая-нибудь каверза или предательство, я верю, что преданная любовь и правда в конце концов восторжествуют. Я верю, что настоящая любовь и преданность в конце концов торжествуют над любым злом и всеми напастями в мире.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Любовь, зрелая любовь, полная благоговения и преданности, не легко выражается словами; ее голос робок.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Хижина счастья лучше, чем Дворец холодной роскоши, и там где любовь, там всё.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

— Бесполезно вспоминать прошлое, Трот, если эти воспоминания не могут помочь в настоящем.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

— Дорогой мой! Человек самостоятельный и уверенный в себе стойко отражает удары рока и не подставляет под них свою голову. Будем играть свою роль до конца, не обращая внимания на превратности судьбы. Твою руку, Трот!

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Чего только на свете не скажет и не сделает женщина, особенно если речь идет о красоте другой женщины!

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Три года. Как долго тянулись они И как быстро пролетели!..

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

— Вы лучше порадовались бы за меня, если у вас добрая душа, — а я думаю, она у вас добрая, — порадовались тому, что я всё это выношу и умею быть весёлой, хотя и знаю, какова я А я, во всяком случае, радуюсь, что мне удаётся идти своей дорожкой вbsp

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Думаю, что в ожидании грозного события все другие события и нежданные перемены — ничто.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Послушайтесь совета Только тогда, мой друг, когда у вас есть веские основания, связывайте физические недостатки с моральными.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Господи! — воскликнул Трэдлс, широко раскрыв глаза. — Я и не подозревал, Копперфильд, что у тебя такой решительный характер!

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

— Ох! Значит я говорю не просто? Но будьте ко мне снисходительны. Я ведь задаю вопросы только для того, чтобы узнать то, чего не знаю! А мы никогда не знаем самих себя.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

О, как я любил её! Какое было бы счастье, думал я, если бы поженились мы и удалились в леса и поля; там жили бы мы и не старели и не умнели, вечно оставались бы детьми, бродили бы рука об руку под ярким солнцем по лугам, усеянным цветами, ночью склоняли бы наши головы н

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Счастье ни с того ни с сего не улыбается. В какой-то мере мы должны помочь ему улыбнуться.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Вспомните, что еще ни один алчный плут не останавливался вовремя, и это неизменно приводило его к гибели. Это так же непреложно, как и то, что все мы умрем.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Все пути скрещиваются. Расстояние – одно воображение.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

несбывшееся нередко является для нас по своим последствиям, такой же реальностью, как и то, что свершилось.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Я любил ее… И до сих пор люблю память о ней… Но слишком глубоко, чтобы… чтобы я мог ее уверить, будто я счастлив. Я был бы счастлив только тогда, когда мне удалось бы забыть ее… но, боюсь, я не смог бы вынести, если бы она узнала, что я ее забыл

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Она так горячо меня любила, что ради общего согласия приносила в жертву некоторые свои чувства.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Наблюдения над человеческой природой убедили меня, что тот, кто имеет все основания верить в себя, никогда не должен чваниться, если хочет, чтобы в него уверовали другие.

Чарльз Диккенс. Дэвид Копперфильд

Все мы, сколько бы нам ни было лет, спускаемся к подножию холма. Ведь время-то ни на миг не останавливается! Стало быть, надо нам всегда делать добрые дела и этому радоваться.