ВЗРЫВ МОЗГА

Сайт на все случаи жизни

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Меня у меня не отнимет никто

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Что есть воспоминание, как не душа впечатления?

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Он вдруг заметил выражение глаз Цецилии Ц., — мгновенное, о, мгновенное, — но было так, словно проступило нечто, настоящее, несомненное (в этом мире, где все было под сомнением), словно завернулся краешек этой ужасной жизни, и сверкнула на миг подкладка. Во взгляде матери Цинциннат

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Хочу поделиться с вами некоторыми своими умозаключениями. Я окружен какими-то убогими призраками, а не людьми. Меня они терзают, как могут терзать только бессмысленные видения, дурные сны, отбросы бреда, шваль кошмаров — и все то, что сходит у нас за жизнь. В теории —

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Я не простой я тот, который жив среди вас

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Я хочу знать когда меня казнят: смерный приговор возмещается точным знанием смерного часа. Роскошь большая, но заслуженная. Меня же оставляют в том неведении, которое могут выносить только живущие на воле

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Чужих лучей не пропуская, а потому, в состоянии покоя, производя диковинное впечатление одинокого темного препятствия в этом мире прозрачных друг для дружки душ он научился все-таки притворяться сквозистым, для чего прибегал к сложной системе как бы оптических обманов, но стоил

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Они говорили на «вы», но с каким грузом нежности проплывало это «вы» на горизонте их едва уловимой беседы

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

между его движением и движением отставшей тени, — эта секунда, эта синкопа, — вот редкий сорт времени, в котором живу, — пауза, перебой, — когда сердце как пух

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Аккуратность украшает жизнь одинокого человека, который этим доказывает самому себе, что у него есть гнездышко, которое он заслужил, свил, наполнил своим теплом..

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

В сущности, темный для них, как будто был вырезан из кубической сажени ночи, непроницаемый Цинциннат поворачивался туда-сюда, ловя лучи, с панической поспешностью стараясь так стать, чтобы казаться светопроводным.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

однако, сдавалось, что, вместе с пылью книг, на нем осел налет чего-то отдаленно человеческого.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Он встал, снял халат, ермолку, туфли. Снял полотняные штаны и рубашку. Снял, как парик, голову, снял ключицы, как ремни, снял грудную клетку, как кольчугу. Снял бедра, снял ноги, снял и бросил руки, как рукавицы, в угол. То, что оставалось от него, постепенно рассеялось, едва окрасив

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Ее мир состоит из простых частиц, просто соединенных; простейший рецепт поваренной книги сложнее, пожалуй, этого мира, который она, напевая, печет, — каждый день для себя, для меня, для всех.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

И в конце концов следовало бы бросить, и я бросил бы, ежели трудился бы для кого-либо сейчас существующего, но так как нет в мире ни одного человека, говорящего на моем языке; или короче: ни одного человека, говорящего; или еще короче: ни одного человека, то заботиться мне приходиться

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Словом, я чувствовал такой страх и грусть, что старался потонуть в себе самом, там притаиться, точно хотел затормозить и выскользнуть из бессмысленной жизни, несущей меня.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

С тех пор как помню себя, — а помню себя с беззаконной зоркостью, — собственный сообщник, который слишком много знает о себе, а потому опасен, а потому

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Я-то сам так отчетливо представляю себе все это, но вы — не я, вот в чем непоправимое несчастье.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Вероятно, я все-таки принимаю тебя за кого-то другого, — думая, что ты поймешь меня, — как сумасшедший принимает зашедших родственников за звезды, за логарифмы, за вислозадых гиен, — но еще есть безумцы — те неуязвимы! — которые принимают сами себя за безумцев,

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Он есть, мой сонный мир, его не может не быть, ибо должен же существовать образец, если существует корявая копия.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

но каждая была для всех горожан, кроме него, так же ограничена и прозрачна, как и они сами друг для друга.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Мне совестно, душа опозорилась, — это ведь не должно бы, не должно бы было быть, было бы быть, — только на коре русского языка могло вырасти это грибное губье сослагательного.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Я снимаю с себя оболочку за оболочкой, и наконец не знаю, как описать, — но вот что знаю: я дохожу путем постепенного разоблачения до последней, неделимой, твердой, сияющей точки, и эта точка говорит: я есмь! — как перстень с перлом в кровавом жиру акулы,

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Никаких, никаких желаний, кроме желания высказаться — всей мировой немоте назло.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Что ж, пей эту бурду надежды, мутную, сладкую жижу, надежды мои не сбылись, я ведь думал, что хоть теперь, хоть тут, где одиночество в таком почете, оно распадется лишь надвое, на тебя и на меня, а не размножится, как оно размножилось — шумно, мелко, нелепо.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

И после, — может быть, больше всего именно после, — буду тебя любить, — и когда-нибудь состоится между нами истинное, исчерпывающее объяснение, — и тогда уж как-нибудь мы сложимся с тобой, приставим себя друг к дружке, решим головоломку: провести из такой-то т
наш узор, по которому я тоскую.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

и я еще не только жив, то есть собою обло ограничен и затмен

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

И все это — не так, не совсем так, — и я путаюсь, топчусь, завираюсь, — и чем больше двигаюсь и шарю в воде, где ищу на песчаном дне мелькнувший блеск, тем мутнее вода, тем меньше вероятность, что найду, схвачу.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Я хоть и знаю, что вы только так — переплетены в человечью кожу, все же довольствуюсь малым

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

То, что не названо, — не существует. К сожалению, все было названо.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Невольно уступая соблазну логического развития, невольно сковывая в цепь то, что было совершенно безопасно в виде отдельных, неизвестно куда относившихся звеньев, он придавал смысл бессмысленному и жизнь неживому

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Тогда Цинциннат брал себя в руки и, прижав к груди, относил в безопасное место.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

Окружающие понимали друг друга с полуслова, — ибо не было у них таких слов, которые бы кончались как-нибудь неожиданно, на ижицу, что ли, обращаясь в пращу или птицу, с удивительными последствиями.

Владимир Набоков. Приглашение на казнь

У меня лучшая часть слов в бегах и не откликается на трубу, а другие — калеки.