ВЗРЫВ МОЗГА

Сайт на все случаи жизни

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Глупость — ценнейший дар, — продолжал Кан. — Но тот, кто её утратил, никогда не приобретет вновь. Она спасает, как шапка невидимка. Опасности, перед которыми бессилен любой интеллект, глупость просто не замечает. Когда-то я пытался искусственно поглупеть. Практиковался в

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Бедняги гомосексуалисты! Им приходится сражаться сразу на двух фронтах. Простив мужчин и против женщин.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Красота проходит. Старость не многим к лицу. Для нее, очевидно, нужно нечто большее, чем красота.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Просто странно, куда только человека не заносит судьба. Но главное, что она все же заносит его куда-то, где можно начать сначала.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Смерть в Америке очень дорогая штука.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Иногда человек теряет мужество. А иной раз кажется, что к разочарованиям можно привыкнуть. Но это не так. С каждым разом они причиняют все большую боль. Такую боль, что становится жутко. Кажется, что с каждым разом ожоги все сильнее, и с каждым разом боль проходит все медленнее.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Чтобы не спугнуть ожидание, надо прежде всего чего-то ждать.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

Итак, жизнь продолжается. Она может показаться страшной или прекрасной в зависимости от того, как на нее смотреть.

Эрих Мария Ремарк. Тени в Раю

— Не веришь, что это будет длиться долго?- Как я могу верить?
— Во что же ты веришь?
— В то, что с каждым днем становится хуже

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Как хорошо было в старину, когда неправду называли не ложью, а фантазией и когда о чувствах судили по их силе, а не по абстрактным моральным нормам

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Культура — это тонкий пласт, ее может смыть обыкновенный дождик.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Хорошо, когда можешь назвать по имени причину своих бед, не так ли? Тогда все намного проще.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

В молодости я любил одиночество. Но годы преследований и скитаний приучили меня бояться его. И не только потому, что оно ведет к размышлениям или нагоняет тоску. Одиночество опасно! Человек, который постоянно скрывается, предпочитает быть на людях. Толпа делает его безымянным.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Пусть где-то убивают сотни тысяч людей — если ты порежешь себе палец, боль от этого не будет меньше.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

— Я не умею ездить верхом, плавать или играть в теннис. Я из тех, кто любит валяться на диване и болтать.- Что вы еще можете о себе рассказать?
— Я сентиментальна, романтична и невыносима. Обожаю дешевую романтику. И чем дешевле, тем лучше.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

— Я всегда считал, что не в силах устоять перед загорелыми женщинами, которые летом весь день плещутся в воде и лежат на солнце. А ты такая белая, будто вообще не видела солнца. У тебя что-то общее с луной Глаза серые и прозрачные Я не говорю
Редко в ком я так ошибался, как в тебе. Там, где ты, в небо взлетают ракеты, вспыхивают фейерверки и рвутся снаряды; самое удивительное, что все это происходит беззвучно.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

С людьми, которые подходят друг другу расстаться просто. Это как кастрюля с притёртой крышкой. Такое сочетание можно нарушить совершенно безболезненно. Но если они не подходят и нужно брать в руки молоток, чтобы подогнать крышку к кастрюле, то легко что-нибудь сломать, когда попытаешь

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Благодаря любви примитивный страх перед собственной смертью превращается в тревогу за другого. И как раз эта сублимация страха делает любовь ещё большей мукой, чем смерть, ибо страх полностью переходит к тому, кто пережил партнёра.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

— В этой гостинице без конца плачут, — сказал я, прислушиваясь к сдерживаемым рыданиям в плюшевом холле, которые доносились из угла, где стояли кадки с растениями. — И почему-то обязательно под пальмами.- В каждой гостинице много плачут, — пояснил Меликов.
— В отеле «Ритц» тоже?
— В отеле «Ритц» плачут, когда на бирже падает курс акций. А у нас, когда человек внезапно осознает, что он безнадежно одинок, хотя до сих пор не хотел этому верить.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Тот, кто умеет только ненавидеть или только любить — завидно примитивен.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Приказ сам по себе почти всегда бескровен. С этого все начинается. Тот, кто сидит за письменным столом, не должен хвататься за топор.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

— Реальная война — это та, что происходит у тебя на родине. Все остальное нереально.- Но людей убивают.
— У человеческого воображения плохо со счетом. Собственно, оно считает только до одного. То есть до себя самого.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Я очень любил ее. Любил за то, что она не знала сомнений. И еще она умела стать тебе необходимой и в то же время никогда не быть в тягость; ты не успевал оглянуться, а ее уже и след простыл.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Не только счастье имеет свою меру, отчаяние — тоже.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Какими же мы бываем идиотами, когда мним себя особенно благородными.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Счастье – не стабильное состояние, а лишь зыбь на воде.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Трусость в соединении с жесткостью как раз и являются логическим следствием любой тирании.

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Но волшебство сохранятся только до тех пор, пока тебе ничего не надо. Когда тебе что-нибудь требуется, сразу возникают трудности. Очнувшись от своих философских грез, я скатываюсь до уровня школьника, отставшего от своих сверстников

Эрих Мария Ремарк. Тени в раю

Злорадство — почти то же самое, что вы именуете юмором: желание потешаться над другими.